Вы здесь: / / Волкова Ольга

Волкова Ольга

От лампадки в углу льется свет…
От лампадки в углу льется свет…
С каждым днем мы садимся тесней,
И для нас большей радости нет,
Чем собраться общиной своей!
Снова дружно накроем столы
И помолимся вместе в тиши…
Эти встречи для сердца милы
И даны во спасенье души!

Сразу столько надежных друзей,
И нам вместе не скучно ничуть!
Здесь любимый отец Алексей
Наставляет на жизненный путь…
По-отцовски порой пожурит,
О грехах наших сердцем скорбя,
Не накажет и не укорит,
Долю ноши возьмет на себя.

И, куда бы нас не занесло,
Он поможет, едва позови…
Нам в любое ненастье тепло
От его негасимой любви!
Так давайте ж накроем столы!
И помолимся вместе в тиши…
Эти встречи для сердца милы
И даны во спасенье души!


***
Так бывает - руку протяни
И коснешься тайны или чуда…
И бывают оттепелей дни
Среди стужи, вроде бы откуда?!
Так бывает – знаешь всех вокруг,
А живешь ненужным и забытым…
Так тоскливо, тягостно… и вдруг
Видишь сердце, и оно открыто!
Ты войдешь без стука, как домой,
И присядешь робко где-то с краю…
И душе неведомо самой,
Отчего она тут как родная!?
Будто ждали здесь её давно,
Просто любят, просто понимают…
Знаю – не поверите вы… но
Так бывает! К счастью, так бывает…


Стихи к Рождеству

Пророчеств сокровенный смысл
Хранит Писание Святое…
Сквозь толщи лет былинкой мысль
Произросла над суетою:

«Бог любит нас, и что вот-вот,
Не наказуя, а спасая,
Он Сына в грешный мир пошлет»,
О том писал пророк Исайя…

И человек в надежде ждал,
Устав от смeрти и страданья,
Когда взойдет Его звезда,
И совершится оправданье.

И вот уж ангел возвестил,
Что Чадо Божие в пещере,
И разлетелось: «Бог простил!
Да будет каждому по вepe…»

«Отец во Мне, как Я в Отце…»
Грехи людей смывая кровью,
Он каждый шип в Своем венце
Сам укреплял, томим любовью…


***
Помнишь, братец, как на святки
Мы ватагой озорной
Хороводили колядки
На родимой, на Степной.
Как соседка не узнала
И, ругнув через окно
Всех нечистых поминала -
Нам же было так смешно!
Как поленицу кому-то
Уложили у ворот
И решили почему-то,
Что хозяин уберет…
Разве мог он разозлиться,
Выйдя утром по дрова?!
Детство хочет веселиться,
Остальное - трын-трава!
От мороза ли от смеха
Наши щеки будто жгло…
Все, что было нам потехой,
В сердце тяжестью легло…
Знаешь, брат, и я смеялась
От удавшихся проказ,
А потом, в душе, боялась,
Что Господь накажет нас.
Вдруг в той маленькой избушке,
Что с дровами у ворот,
Не мужчина, а старушка
Одинокая живет!
Как ей выйти за водою?!
Как слепой найти дрова?!
Как одной с такой бедою
Если ходит-то едва…
Что же, братец, мы творили
В те далекие года -
Мы же просто повторили
Злобу Ирода тогда…
Сколько зим прошло над нами!
Только память все жива,
Будто душу жгут огнями
Те старушкины дрова…
А поленица с годами
Из преграды небольшой,
Как стена, росла грехами
Между Богом и душой…

 12 января 2007г.


* * *
Улыбается Дитя
В ласковых объятьях:
- Мати, что они хотят?
- Это люди, братья.
- Что за звери здесь живут,
Так хотел бы знать Я!
- Мы же, Дитятко, в хлеву,
Это – наши братья.
- Что за тихий мягкий свет
В небе догорает?
- Это первый Твой рассвет
На Тебя взирает.
- Ну а это что за плач?
Отвечай Мне, Мати!
- Ирод, Дитятко, палач
Губит наших братьев.
- Дай Мне выйти из яслей,
Что там, за порогом?
- Спи, Дитя, пока взрослей,
Дорастешь до Бога.


Колыбельная

Спи, Дитя мое Святое,
Сон Твой – сад Эдем…
Под звездою золотою
Дремлет Вифлеем…
Спи, мой Ангеле желанный,
Спи, моя Душа…
За спасеньем долгожданным
Пастухи спешат…
Мудрецы пришли с поклоном,
Свете мой родной…
Мрачен полог небосклона,
Горек путь земной…
Не у царской колыбели
Я, склоняясь, стою…
Петухи уже пропели
Баюшки-баю…
Прилетайте, чудо-птицы,
Баюшки-баю,
Унесите вереницей
Боль-печаль мою…


***
Уж листья давно облетели,
Земля утешения ждет.
Но там, где кружили метели,
В пожарах кипит небосвод.
Цветущие прежде долины-
Под толщею снега и льда,
И волн языки-исполины
Смывают за миг города.
И мнится, что правы пророки –
И вот оно-время Страды,
Но снова горит на востоке
Лампада великой Звезды,
Пронзая немеркнущим светом
Людские страданья и страх…
И Верный святому обету
Лежит в вифлеемских яслях.
Омыт материнской слезою,
Он будет взрослеть и расти…
На землю спустился лозою,
Чтоб на небо нас возвести.


***
Плыла по небу яркая звезда,
Вещая всем о тайне мирозданья…
И мудрецы направились туда,
Где Бог явился крошечным созданьем.
Несли дары великие Тому,
Кто спал в яслях любви и сокрушенья,
Кто в мир войдет, как свет в ночную тьму,
Кто жизнь отдаст для нашего спасенья…
И Та, что шла навстречу пастухам,
Взирала с величайшим содроганьем
На Чадо, что родилось без греха,
Предвидя Его крестные страданья…
О сколько раз пронзит ещё копьё
То сердце, что скорбит о нас поныне!
Какую Чашу уксуса испьет
Явившая спасенье миру в Сыне!
Да молим Матерь Божью без конца
За все грехи, за наши преступленья,
За каждый шип тернового венца,
Да просим у Неё за все прощенья!


* * *
26.07.2010

Гордыней за руку ведома,
Шагнув однажды за порог,
Душа-дитя ушла из дома
И заблудилась средь дорог.

Искала слова утешенья
На свалках лести и похвал...
Слащавой речью искушенья
Грех в свои сети зазывал...

И, повинуясь тайной страсти,
Пошла, превозмогая стыд,
За ложью призрачного счастья...
А враг внушал, что Бог простит.

"Бог всё поймет!"- кричал со смехом,
И сонмы вторили ему...
А в сердце отзывалось эхом:
"Бог всё поймёт... Но почему?"

И вдруг пронзило осознанье,
Что чашу зла Господь испил,
Себя предав на истязанья,
А мою душу искупил...

И захотелось только света!
Душа искала Божий лик...
А враг внушал: "Тебя за это
Бог не простит - твой грех велик!"

"Бог не поймет!"- кричал со смехом,
И сонмы вторили ему...
И в сердце отзывалось эхом:
"Бог не поймёт..." И вдруг: "ПОЙМУ!"


* * *
22.12.2010

Упал самолетик однажды,
Коснувшись холодной земли…
Две строчки на крыльях бумажных
Мальчишке на сердце легли:
Быть русским – великая милость!
Быть русским – Высокая честь!
Как будто с небес опустилась
Благая, священная весть…
Пусть знаки смущают кого-то,
Их мнение – здесь не указ!
Но стал тот мальчишка пилотом
И ввысь поднимался не раз.
Не ведал он суетной пыли.
Взмывал его лайнер едва,
От солнца светились на крыльях
Заветные эти слова:
Быть русским – великая милость!
Быть русским – Высокая честь!
Душа его в небо стремилась
И верила – так всё и есть…
Но жизнь – она тоже как ветер,
Не знаешь, куда повернёт…
Был срочный полет на рассвете,
А мрачное небо гнетёт…
Но вот экипаж уже в сборе,
И спрятались в люки шасси,
Но что-то случилось в моторе…
«Эх, друг мой железный, неси
Подальше от спящего града…
Ещё хоть немного, чуть-чуть… »
Казалось, взлетели, как надо,
И можно ещё повернуть.
«Надеть парашюты! Не плакать…» -
Он отдал команде приказ.
Пусть скептики спорят о знаках,
Их мнение здесь не указ.
«Всем прыгать!»- сказал, как отрезал.
Сам взмыл, как всегда, в небеса…
«Дружище, давай же… до леса…»
Слезами казалась роса…
Земля под машиной дымилась,
А он всё пытался прочесть:
Быть русским – великая милость…
Быть русским – Высокая честь…
Цветы. Экипаж у оградки.
И душу манящая высь…
И рвется огонь из лампадки…
И птицы вдруг вверх поднялись…
Крестом самолет над могилой
И крылья, несущие весть:
Быть русским – великая милость!
И крест! И высокая честь!


 * * *
Россия, росы, россыпи, рассветы…
Душа моя пронизана насквозь
Снегов сияньем, синевою лета
И русским незатейливым "авось"!
Здесь всё моё, от самой колыбели:
И рябь пруда, и журавлиный крик,
И грусть берёз, и перезвон капели,
И каждый день, и каждый-каждый миг!
Я здесь живу, вдыхаю мои ветры,
Ступаю по моей родной земле...
Россия - жизнь! Россия - это светоч
Для мира, утонувшего во зле...


* * *
Памяти Царственных Мучеников

Перед расстрелом выстроили в ряд –
Циничный враг придумал шутку с фото…
На ритуальный, жертвенный обряд
Готовил Их…. А Царь был тих и кроток…
Он понимал, что всё идет к концу…
Но содрогнулся, оказавшись в клети,
И бледность пробежала по лицу,
А сердце вдруг с тоской метнулось к Детям
И к Той, что в сердце родину храня,
Душой служила Богу и России.
Народ благословляла, не кляня,
А пули, не щадя, Детей косили…
Смерть пожинала юные плоды
В холодном полумраке подземелья.
Благоухали райские сады,
Склонившись над Ипатьевской купелью…
Так грех людской, превысив меру зла,
Низвергнул Русь с высот до бездны самой.
Не скоро зазвонят колокола
Растерзанных безбожьем русских храмов…
«Не прикасайся!» - заповедь дана –
За смерть Царя постигла участь злая…
Но, славя Бога, Русь встаёт со дна
Молитвами Святого Николая!


* * *
17-18 июля 2007г

Я буду ждать вас за лесной грядой,
Где горизонта нить уходит в вечность,
Где солнце обнимается с водой,
А звезды согревают, словно свечи…
Я буду ждать вас там, за той рекой,
Что, извиваясь, золотом струится
И в «никуда» уходит на покой,
Чтоб с синевой навек соединиться…
Я буду ждать вас там, где цвет и свет
Купаются, резвясь, в благоуханьи…
Полутонов и полукрасок нет,
А воздух чист, как детское дыханье!
Там ветры мирно служат парусам,
Там все вас удивит своею новью,
Там нет конца дарам и чудесам,
Там дышит жизнь Божественной любовью…
Я буду ждать вас там, где каждый звук
Так сладок, что не выразить словами!
Я буду ждать вас как сестра, как друг,
Я буду ждать, я буду рядом с вами…


* * *
Я в одиночестве пришла сюда однажды
И в одиночестве когда-нибудь уйду…
Среди друзей и близких мы, но каждый
О личной чаше молится в саду…
И свой лишь крест несет по белу свету,
И вопрошает Бога о своем,
Но мы бываем чувствами согреты,
Чтоб часть пути проследовать вдвоем…


* * *
Как зеленеющие всходы
Стремятся сквозь покров земной,
Как птицы рвутся на свободу
На Благовещенье весной,
Так души наши в день пасхальный,
Освободившись от греха,
Сливаясь в радости венчальной,
Встречают песней Жениха!
Ликуйте, сестры! Пойте, братья!
Звонарь, звони в колокола!
Раскинул Бог свои объятья,
И Пасха Красная пришла.
И отразилась светом новым
В зеркальной глади вешних луж.
И вот уже венец терновый
Расцвел любовью наших душ…
И распахнулись двери рая,
И Божий глас сошел с небес:
Не усомнись, на Крест взирая,
Христос, воистину, Воскрес!


* * *
Время лечит душевные раны.
Все проходит, и это пройдет…
Пусть сегодня бушуют бурьяны
Бесконечных проблем и забот…
День за днем проскользнет торопливо,
И нахлынут большие снега…
Под напевы ветров сиротливых
Зарыдает, заплачет пурга…
А к утру, утомившись от боли,
Ты посмотришь случайно в окно
И увидишь, что бед твоих поле –
Белоснежное, как полотно…
И покой разольется по телу.
И кому-нибудь, в пору невзгод,
В утешенье, со знанием дела,
Тихо скажешь: «и это пройдет….»


* * *
Помолись обо мне, прохожий!
Хоть слезиночку оброни...
Нет молитвы твоей дороже
Среди суетной толкотни...
Мимо храма идя неспешно,
На кресты, купола взгляни,
О душе моей вспомни грешной
И тихонечко помяни...
Помолись обо мне, сиротка!
От меня ты не знал добра,
Ни тепла, ни улыбки кроткой,
Ни одежды, ни серебра...
Разве только за эту малость,
Что слезою блестит у глаз-
За никчемную мою жалость
Помолись обо мне хоть раз...
Помолись обо мне, убогий!
Видишь немощь души моей?!
Твоя паперть - престол у Бога.
Пожалей меня, пожалей...
Хоть за то, что прошла украдкой,
Устыдившись и глядя вниз...
Ради доли твоей несладкой
О душе моей помолись...


* * *
Здравствуй, поле земляничное,
Детства райский уголок!
Золотая даль пшеничная,
Неба синий потолок!
Здесь деревья коренастые
Пьют корнями сок земли,
Над полями голенастые
Пролетают журавли…
Частоколом ровно выстроен
Недоросток-березняк…
Дикий сад, как будто выкроен
В центре пашни для меня…


* * *
Помаши мне, журавлик, крылом!
Покажи, что ты помнишь меня,
Что тоскуешь и ты о былом
На излете осеннего дня…
Что тебе, как и прежде милы
Вод зеленых бездонность и свет!
Прокричи мне родное «курлы».
«До свиданья» - шепну я в ответ…
А весною опять возвратись
И кружи надо мною, кружи…
Только ты торопись, торопись –
На излете и вся моя жизнь…
Если всё ж опоздаешь чуть-чуть,
На могилку мою прилети!
Опустись, хоть на миг, отдохнуть,
Хоть на миг обо мне за грусти…
Помаши мне, журавлик, крылом!
Покажи, что ты помнишь меня…


* * *
Я уже не та, не прежняя,
Да и ты уже не тот…
Я заботами увешана,
Ты согнулся от забот…
Ускользает наша молодость
Вместе с раем в шалаше,
Но цветы твои «без повода»
Мне, как прежде, по душе…


* * *
В храме берёзовой рощи
Дух обитает святой…
Веток белеющих мощи,
Купол листвы золотой…
Тихо, как в Троицын праздник
Утренней ранней порой.
Запах берёзовый дразнит
Свежей душистой корой…
Божья великая милость –
В этой прозрачной тиши
Мне на мгновенье явилась
Троица в храме души!


* * *
Я вновь стою у старого колодца,
Что б зачерпнуть любви и доброты…
Всё также солнце радостно смеётся.
Разбрызгивая краски на цветы…
Как в теплый пруд, в безоблачное детство
Бросаюсь я с надеждой и мольбой.
Душа стремится донага раздеться
И смыть с себя всю грязь, тоску и боль!
Вновь окажусь, глазами вдаль впиваясь,
На берегу, где утро пахнет мхом…
И с горизонтом радостно сливаясь,
Уйду на небо прямо босиком…


* * *
Вся Россия пьёт, заливается.
Протрезвев, народ горько кается.
Только злобный враг ходит по свету,
По чужим дворам льстивой поступью…
Где же ты, святой Илья-Муромец?
Где твой меч златой, сердце мудрое?
Свободи народ, пьянством скованный,
Без войны, вином взяты в полон мы…
Над землей твоей, Русью-матушкой,
Лютый злобный змей души сватает.
Ты за них постой – пусть не хвалится…
Меч твой – крест святой, вера – палица!


* * *
Небо – купол золоченый!
Град престольный – Божий храм!
Кремль – подсвечник со свечою!
Люди – боль Христовых ран…


* * *
Печален скит, заброшенный когда-то,
Как день без солнца, тело без души!
Людской поток, склонившись виновато,
Теперь сюда «отметиться» спешит…
Иду и я, холодных стен касаюсь,
Как будто жду – а вдруг он оживет…
Карнизов брови хмуро нависают,
Но что-то внутрь войти меня зовет…
Освещены проникшими лучами
На старых стенах жилочки времен…
По трещинам-морщинам изучаю
Земной судьбы неписаный закон.


* * *
Давно забытая могила
Под тяжестью безбожных лет...
Рука монаха тайну вскрыла,
А в склепе крошечный скелет.
Дитя фамилии почтенной
Предстало взорам и судам…
Кто он, свидетель жизни тленной?
Печален вид не по годам…
Душа невинная искала
Покой в монашеском скиту,
Но сила вражия толкала
Убрать надгробную плиту.
И над могильной тишиною
Взревели с грохотом станки…
Вандалы правили страною,
Вонзая в дух её штыки…
Но Божьим промыслом ведома,
Россия сбросила ярмо.
Лишь на стене святого дома –
Разрухи мрачное клеймо…
Кто ты, девчушка иль мальчонка?
В каких теперь живешь мирах?
Покойся с миром, прах ребенка,
Покуда молится монах…


* * *
Меня оплачут золотые ливни,
И отпоют, прощаясь, журавли…
И я уйду свободной и счастливой,
Легонько оторвавшись от земли…

Шагну туда, за краешек вселенной,
К протянутым из вечности рукам.
И Крест Христов над телом моим тленным,
Стрелой укажет путь мой к облакам…

И тот из вас, кто пережил потерю,
Быть может статься, вскинет в небо взор.
И в Жертву Искупления поверив,
Впервые вступит в храмовый притвор.

И задрожат перед Распятьем плечи…
И опадет сердечная броня…
И отогреют Вашу душу свечи,
Как некогда согрели и меня…


* * *
Благодарю Тебя, Отец Небесный,
За всю любовь безмерную Твою!
И в этот день, день праздничный, воскресный,
Я славу Тебе, Господи, пою!

Благодарю за теплую молитву,
Что слезы покаянные лились,
Душа моя, как поле после битвы,
Длиною в человеческую жизнь.

Благодарю за горькие обиды,
И за науку милости к врагам,
И за мечты, что вдребезги разбиты
И брошены осколками к ногам.

За всех родных, за милых и любимых,
Чья радость счастьем наполняет грудь,
За то, что сердце часто с болью билось,
За мой не долгий, но нескучный путь.

Благодарю за алые рассветы,
За небо солнце, ветры и леса,
За весны, зимы, осени и лета,
За детский смех и птичьи голоса!

За все, за все, что есть на этом свете,
За каждый миг земного бытия,
За строчки появившиеся эти.
Да и за то, что их писала я…