Вы здесь: Главная / Азбука православия

Богословие иконы

Печать

В Византии истинными творцами икон считались богословы. «Умными очами» они прозревали образ в мире идей. Делом иконописца было прорисовать, выявить, материализовать его. Не случайно первое изображение Богоматери создал именно богослов апостол евангелист Лука. Условно все многообразие типов икон Богоматери можно разделить на четыре основных иконографических типа, каждый из которых представляет собой раскрытие одной из граней образа Божьей Материи и является выражением богословской идеи.

I тип «Оранта» («Знамение»)
II тип «Одигитрия»
III «Умиление»
IV «Акафистный»

«Оранта» («Знамение»)

Богоматерь Оранта Стена Нерушимая. Мозаика Софийского собора в Киеве . 1040-е гг. Первый иконографический тип «Оранта» («Знамение»).

Слово «оранта» по-латыни означает «молящаяся».

Подобное изображение Богоматери относится к числу самых первых Ее иконописных образов. На данных иконах Богоматерь изображается в рост с разведенными в стороны, воздетыми в молитве руками. Богоматерь Оранта, которая молится за весь человеческий род.

Жест рук Богоматери очень древний по происхождению, восходит к молитвам ветхозаветных праведников. В Библии рассказывается, что во время битвы израильтян с амаликитянами Моисей поднял руки в молитве за свой народ, и пока он удерживал руки в воздетом положении, побеждали израильтяне, а когда руки Моисея невольно опускались, одолевали враги.

«Богоматерь Великая Панагия»

Со времени осуждения ереси Нестория в византийской иконографии все более широкое распространение получают иконы «Богоматери Оранты», на которых на груди Богородицы в складках мафория или на медальоне помещен образ Младенца Спаса Эммануила. Иконы эти получили название «Богоматерь Великая Панагия».

«Богоматерь Великая Панагия» – наиболее богословски насыщенный иконографический тип и связан он с темой Воплощения. В основе иконографической схемы лежат два текста: один из Ветхого Завета – пророчество Исайи: «Итак, Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут Ему имя: Эммануил» (Ис. 7.14), другой из Нового Завета – слова Ангела в Благовещении: «Дух Святой найдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя, посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк., I., 35). В этих словах открывается тайна Боговоплощения, рождения Спасителя от Девы, рождения Сына Божия от земной женщины.

Это находит свое выражение в иконографической схеме: Дева Мария представлена в позе Оранты, то есть молящейся, с воздетыми к небу руками. На уровне Ее груди расположен медальон (или сфера) с изображением Спаса Эммануила, находящегося в лоне Матери.

Богородица может быть представлена в рост, как на иконе «Ярославская Оранта, Великая Панагия», или по пояс , как в новгородской иконе «Знамение». И в том и в другом случае иконы передают одно из глубочайших откровений: рождение Бога во плоти , Мария становится Богородицей через воплощение Логоса. В момент созерцания иконы молящемуся человеку как бы открывается святая святых, внутренняя Марии, в недрах которой Духом Святым зачинается Богочеловек. Богоматерь Великая Панагия (Оранта),Ярославль, XII в

«Чрево Твое пространнее небес» – так величается Богородица в Акафисте. Мы Ее видим в момент предстояния Богу: «Се раба Господня, да будет Мне по слову Твоему» (Лк. I, 38).

В ярославской «Оранте» руки Богоматери подняты в молитвенном порыве. Этот жест повторен и в фигуре Младенца, только Ее ладони раскрыты, а положение пальцев Эммануила иное – они сложены в благословение.

В других вариантах «Знамения» Младенец в одной руке держит свиток, другой благословляет.

Круг, в который заключена фигура Богомладенца, – это символ вечности, Божественной славы и Царствия Небесного, знак Его Божественной сущности. Свиток в Его руке – образ Вселенной. Икона Божией Матери «Знамение». XII в.
Словно Небо вместе с Богомладенцем опустилось в лоно Богоматери.

Но воплощение Христа – это начало Его крестной смерти. Он явился в мир для искупительной жертвы за грехи мира: Он и Великий Архиерей, приносящий жертву, и «Агнец закланный», понесший грехи человечества. Поэтому поднятые руки Богородицы образуют подобие чаши – образ жертвенного приношения, – внутри которой предлежит Христос.

Одежды Богоматери на этих иконах традиционные – темно-красный мафорий и синее нижнее одеяние. Напомним, эти цвета символизируют соединение в Ней Девства и Материнства, Ее земной природы и небесного Ее призвания. Пурпур одежд, как и красная обувь на ногах, говорят о царском достоинстве Девы, происходившей из рода царя Давида.

Мафорий оторочен золотой каймой и украшен тремя звездами – на челе и плечах, символом чистоты Богоматери, ее троякого девства: до рождества, в рождестве и по рождестве Иисуса Христа. В ярославской «Оранте» одежды Богородицы заливает золотой свет, что является выражением потоков благодати Святого Духа, излившегося на Пресвятую Деву в момент зачатия. Метеоры, монастырь «Святого Николая Анапавсаса», 16 век.

По обе стороны от Марии иногда изображаются силы небесные – либо архангелы с зерцалами в руках (ярославская «Оранта»), либо синий херувим и огненно-красный серафим (Царскосельская «Знамение»). Присутствие в композиции небесных сил означает то, что Богоматерь своим смиренным согласием участия в акте Боговоплощения поднимает человечество на ступень выше ангелов и архангелов, ибо Бог, по словам святых отцов, не воспринял ангельский образ, но облекся в человеческую плоть. В песнопении, прославляющем Богородицу, так и поется: «Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим».

В образе «Знамения» нам открывается нераздельность Церкви и Христа. «Христос, – пишет С.И. Фудель, – изображен на нем в материнском чреве, в лоне Богоматери; Бог изображен не только во плоти, но и окруженным человеческой плотью Пречистой Девы. На литургии это знамение совершается с каждым истинным причастником Тайн. «Бог Слово Отчее входит и в нас, – пишет преподобный Симеон Новый Богослов, – как и во утробу Приснодевы: мы приемлем Его, и Он бывает в нас, как семя. Слыша о сем страшном Таинстве, ужасайся... Так зачинаем Его и мы, не телесно, как зачала Дева Богородица Мария, но духовно...

Вселяясь же в нас, Он... есть бестелесно в нас, и соединяется с существом нашим неизреченно, и нас обоготворяет, так как мы соделываемся со-телесниками Ему, бывая плоть от плоти Его и кость от костей Его. И сие-то есть великий плод неизреченного домостроительства и снисхождения к нам Господа нашего!»

II «Одигитрия» (по-гречески «Путеводительница»)

В этом названии заложена концепция богородичных икон в целом, ибо Матерь Божья ведет нас ко Христу. Жизнь христианина представляет собой путь из тьмы – в чудный Божий свет, от греха – к спасению, от смерти – в жизнь. И на этом нелегком пути у нас есть помощница – Пресвятая Богородица.

Иконографическая схема Одигитрии строится следующим образом: фигура Богоматери представлена фронтально (иногда с небольшим наклоном головы), на одной Ее руке, как на престоле, восседает Младенец Христос, другой рукой Богоматерь указывает на Него, тем самым, направляя внимание предстоящих и молящихся. Младенец Христос одной рукой благословляет Мать, а в Ее лице и нас (нередко жест благословения направлен непосредственно на стоящего перед иконой), в другой руке Он держит свернутый свиток (есть варианты, когда в руках у Младенца скипетр и держава, книга, развернутый свиток).

К наиболее известным вариантам Одигитрии относятся: «Смоленская», «Иверская» («Вратарница»), «Казанская», «Тихвинская», «Грузинская», «Иерусалимская», «Троеручица», «Страстная», «Ченстоховская», «Кипрская», «Споручница грешных», «Петровская», «Игоревская» и многие другие.

III «Умиление»

Третий тип богородичных икон на Руси получил наименование «Умиление». В Византии он назывался – «Гликофилуса», или «Сладкое лобзание». Это наиболее лиричный из всех иконографических типов. На иконе два образа – Младенца Христа и Богородицы, прильнувшие друг к другу ликами. Голова Девы Марии склонена к Сыну, а Он обнимает рукой Ее за шею. Здесь подчеркивается естественное человеческое чувство – любовь и нежность. Это образ Матери, глубоко скорбящей о предстоящих страданиях Сына и в молчании переживающей их неизбежность. В то же время в этой трогательной композиции заключена и глубокая богословская идея: здесь Богородица явлена нам не только как Мать, ласкающая Сына, но и как символ души, находящейся в близком общении с Богом. Взаимоотношение души с Богом – мистическая тема многих писаний святых отцов. Богоматерь «Умиление» – один из наиболее мистических типов богородичных икон.

Иконы этого типа были широко распространены на Руси, в их числе: «Владимирская», «Донская», «Федоровская», «Жировицкая», «Гребневская», «Ахренская», «Ярославская», «Взыскание погибших», «Почаевская», «Волоколамская», «Корсунская» и т.д.

IV «Акафистный»

Четвертый тип не имеет такого богословского наполнения, как первые три. Он скорее собирательный, к нему следует отнести все те иконографические варианты, которые по тем или иным причинам не вошли в первые три. Наименование этого типа условно – «Акафистный», так как иконографические схемы здесь строятся главным образом по принципу иллюстрирования того или иного эпитета, которым Богоматерь величается в Акафисте и других гимнографических произведениях. Основный смысл икон этого типа – прославление Матери Божией .

Сюда следует отнести уже упоминавшиеся изображение Богоматери с Младенцем на престоле. Основной акцент этих изображений – показать Матерь Божию как Царицу Небесную.