Вы здесь: / / Паломничество нашего прихода к месту Царской Голгофы

Паломничество нашего прихода к месту Царской Голгофы

К 100-летию со дня мученического подвига святой Царской семьи, начавшегося для них в марте 1917 года и завершившегося мученической кончиной в Екатеринбурге в ночь на 17 июля 1918 года, совершаются в нашем приходепамятные встречи и мероприятия. А с 22 по 24 июня часть прихожан, во главе с отцом Петром Моргуновым, совершила поездку к месту Царской Голгофы. Наш паломнический маршрут начался в Екатеринбурге – с Храма-на-крови, затем мы коротко посетили женский Ново-Тихвинский монастырь и к вечеру первого дня приехали в монастырь св. Царственных страстотерпцев на Ганиной Яме. Здесь мы в субботу причащались, а в воскресенье приехали под Алапаевскв монастырь Новомучеников и Исповедников Церкви Русской - ещё одна трагическая точка, связанная с расправой над Романовыми.

На месте печально-страшного дома инженера Ипатьева, в подвале которого совершилась кровавая расправа над Русским Царём и его Семьёй ныне стоит величественный Храм Богу. Чекисты в семидесятых годах так боялись «пропагандистских кампаний вокруг царской семьи Романовых», что снесли дом Ипатьева, а Господь прославил Царственных мучеников и народ русский воздвиг в Их память величественный Храм высотой 60 метров, облицованный в знак крови красным и бордовым гранитом, который никогда не пустует. Сразу же после постройки Храм-на-крови стал одним из главных экскурсионных объектов Екатеринбурга. Наш экскурсовод заметил, что в этом месте Екатеринбурга всегда множество паломников и туристов со всей России и из других стран, но мы прибыли в столицу Урала в дни чемпионата мира по футболу и обратили внимание, что иностранцев в Храме и вокруг него было особенно много. И все они вернутся домой с памятью об этом месте и со знанием об убиенной святой семье русского царя.

В нижнем Храме низкие потолки в память о бывшем здесь подвале. На месте «расстрельной комнаты» теперь Алтарь – в честь святых Царственных страстотерпцев. Над этим Алтарём потолка нет – над ним светлое золотое и голубое пространство верхнего Храма.Весь верхний Храм светлый и жизнерадостный. Здесь чувствуешь себя как на небе, здесь атмосфера Пасхи. При храме работает музей, посвящённый святой Царской семье, в котором с нами провели интереснейшую экскурсию.

В монастырь на Ганиной яме мы попали к вечерней службе. Именно сюда после Литургии в Храме-на-крови в ночь с 16 на 17 июля придёт многотысячный крестный ход. В этом году ожидается огромное число участников - около 100 тысяч человек. В монастыре семь храмов - по числу Царственных страстотепцев. Все строились друг за другом, начиная с 2001года. Торопимся в Никольский храм. Даже дождливым вечером его 17 главок горят сквозь сосны как 17 гигантских свечей, призывая паломников в Храм. Вслушиваемся в слова Канона и о чудо! Слышим, что прибыли мы в монастырь в день памяти святителя Иоанна тобольского и всех Сибирских святых!

Святитель Иоанн, митрополит Тобольский и Сибирский был последним святым, прославленным в правление Николая II в 1916-м году. Во время всей своей Сибирской ссылке царская семья обращалась с сугубой молитвой к предстателю Сибирской земли и их уральской голгофы. День памяти святителя 10 июня по ст.ст/23 по н.ст. Интересно, что весной 1916 года, Александра Федоровна писала в ответ на приглашение тобольского губернатора посетить город в день прославления Иоанна Тобольского, что приедет поклониться святым мощам всей семьей осенью 1917 года. Летом же 1916 года, предвосхищая крестный путь царственных страстотерпцев, совершили такую поездку ближайшие к царской семье люди — Анна Вырубова, Юлия Ден и Григорий Распутин. И вот 1917 год, буквально накануне отъезда из Царского села в Тобольск Императрица пишет в письме к Анне Вырубовой: «..Нам не говорят куда мы едем (узнаем только в поезде), и на какой срок, но мы думаем, это туда, куда Ты ездила – святой зовёт нас туда и наш друг…». Императрица писала о святителе Иоанне Тобольском и Григории Распутине.

Святой зовёт нас туда и наш друг… - буквально звучало в голове во время чтения Канона. С каким благоговением мы приложились к иконе святителя Иоанна и иконе святых страстотерпцев! Вот и они позвали нас к себе на Урал в такой памятный день! Конечно, все мы были Причастниками за Божественной Литургией утром 23 июня. И день был солнечным и радостным, и солнышко буквально играло между стройных сосен. У шахты №7, так в следственном деле именуется шахта, куда сбрасывались тела Царственных мучеников, стоит памятный поклонный крест. Вся земля в этом урочище – святой Антиминс, по выражению святейшего Патриарха Алексия. И у шахты это чувствуешь особенно. Здесь мы молились - читали Им Акафист. В монастыре пробыли весь этот субботний день. Посетили Храмы обители, нам провели замечательную экскурсию, мы сподобились приложиться к святыням монастыря, а на вечерней службе молились в самом большом Храме в честь иконы Матери Божией «Державная». Отдельную благодарность хотим выразить работникам паломнического центра, расположенного в паре сотен метров за оградой монастыря. Порядок, уют и доброжелательное внимание персонала создали впечатление, что мы гостим в доме наших старых хороших друзей.

На следующее утро едем за 200 км в соседнюю Каменскую Епархию – там мужской монастырь во имя Новомучеников и Исповедников Церкви Русской под городом Алапаевском. Сюда в ночь на 18 июля 1918 года привезли убивать страстотерпцев - Елизавету Федоровну с инокиней Варварой, великого князя Сергея Михайловича с секретарем Федором Ремезом, князя Владимира Палея и трех братьев - сыновей великого князя Константина Константиновича: Иоанна, Константина и Игоря. Глухой лес, шахта Межнаяглубиной с 10 этажный дом. Умирая, Елизавета Федоровна еще думала и молилась о душе своих убийц. "Прости им, Господи, не ведают, что творят" - прошептала она. Такую же надпись она оставила на надгробном кресте мужа убитого террористами-революционерами. Эту же надпись мы прочли на поклонном кресте установленном у края шахты.

Сейчас шахта больше похожа на воронку, будто после разрыва бомбы. Но шахта по-прежнему существует в глубине, под тонким покровом земли. Вокруг воронки – красные цветы, как символ пролитой здесь крови. Спрашивается, случайно ли большевики повезли убивать Елизавету Федоровну через всю Россию, именно в Алапаевск? После революции многие ей предлагали помощь для спасения, но она отказывалась. "Это мой народ, - говорила она, - и я хочу разделить его участь, какова бы она ни была". Друг великой княгини игумен одного уральского монастыря о. Серафим предлагал ей скрыться в скитах под Алапаевском. Она отвечала, что не хочет бежать от креста, который Господь на нее возлагает. "Но если, - говорит, - ты узнаешь, что меня убили, обещай, что похоронишь меня по-христиански". И вот сколько городов в России, а убивать привезли именно туда, где жил человек, который обещал похоронить ее по-христиански. Всё промыслительно у Бога. И отец Серафим исполнил свое обещание похоронить великую княгиню по-христиански. Когда армия Деникина взяла город и тела мучеников извлекли из шахты, они некоторое время пребывали в Алапаевске, в Екатерининском Храме – здесь они были отпеты и замурованы в склепе. А когда началось отступление белой армии, именно отец Серафим с двумя помощниками повез тела в товарном вагоне к месту упокоения за границу, и поездка эта была настоящим подвигом. Сейчас мощи преподобномученицы великой княгини Елизаветы и инокини Варвары - в Иерусалиме, в Гефсимании, в монастыре Марии Магдалины. Но и здесь в Алапаевске есть частицы их мощей. Специально для монастыря со Святой Земли привезли частицы святых мощей преподобномучениц Елизаветы Федоровны и Варвары и священноисповедника Сергия (Сребрянского). Литургия в Соборе Новомучеников Российских была совершенно необыкновенная, все паломники чувствовали себя обласканными и обогретыми, лица всех святились. Снова мы были Причастниками Тела и Крови Христовой. Вместе с нами молились и причащались паломники из Киева. Во образ нашей братской любви и союза мы вместе сфотографировались на память. После службы удивительная экскурсия. Её много лет проводит по послушанию монахиня Лукия. Мы снова молились возле шахты, просили помощи и заступления у пострадавших здесь святых.

Покидать Урал не хотелось. Утешает одно - если Бог даст – мы сюда обязательно вернёмся, и возможно наша группа будет больше, а поездка дольше.